22 янв. 2009 г.

В кои-то веки стимпанк приснился

Сегодня мне наконец довелось увидеть стоящую вещь. Восточная Империя лишь недавно вступила на путь научно-технической революции и индустриализации, и потому паравозы и паровые броненосцы были ещё распространены мало. А тем временем изнутри матриархальное общество (правитель - молоденькая императрица) точил рак революционного движения.
Я - работник особого отделения по подавлению террористических актов со стороны революционеров. У меня есть огромная серебристая лиса, вместе со мной в группе женщина-инженер и ещё кто-то (не помню). Подчиняемся мы напрямую императрице, дело происходит накануне морского сражения. Ситуация тяжёлая, флот врагов сильнее вооружен, а порт перевооружения грозит подорвать террорист, захвативший экспериментальный поезд на электрической тяге.
Не смотря на долгие упрашивания, императрица не даёт мне ни одного вооруженного судна, с которого можно было бы уничтожить мчащийся поезд-смертник или хотя бы Ж/Д полотно перед ним. Мы находимся в порту перевооружения, где я вижу, как на гражданские баржи быстро приваривают броню и орудия, чтобы немедленно пустить их в бой. Нынче каждая шаланда обвешана бронёй и оружем, чтобы противостоять внешнему врагу. Силы были слишком неравны и императрица удумала хитрую штуку: она сделает из своего дипломатического судна брандер и отправится на нём в центр вражеского флота якобы для обсуждения условий капитуляции. Корабли врага перестанут стрелять, затем императрица подорвёт свой корабль, самые большие корабли будут выведены из строя и наш флот одержит победу.
Мне, тем временем, предназначалась иная, но в месте с тем подобная миссия: я возьму паравоз и поеду на нём навстречу террористу. Перед столкновением (оно, по рассчетам, произойдёт в туннеле) я и женщина-инженер спрячемся по разные стороны в технических помещениях, откуда нас затем эвакуирует наша команда. Если и случится завал, лиса нас вынюхает. Итак, мы сели и поехали, следуя по берегу, от порта к горам, в которых был прорублен тоннель. Поезд взяли плохонький, поэтому всполохи огня были видны не только в топке, но и снаружи, всё вместе это делало похожим паравоз на огнедышащего змея. Мы въехали в тоннель и спрыгнули. Навстречу там двигался электровоз, делал он это в сопровождении странных спецэффектов: он нёсся с огромной скоростью, трясся, колёса искрили, а на стены вокруг сыпались дуговые разряды. С поезда соскочил человек с пакетом (наверно, террорист) и его тут же убило электрическим ударом. Мы рванули в разные стороны и спрятались за толстыми дверьми с прочными железобетонными косяками. Надо упомянуть, что косяки являются одними из самых прочных конструкций, поэтому даже в землетрясение, если вы не можете покинуть здание, следует стоять в дверном проёме.
Так или иначе, мы спрятались, а снаружи раздался ужасающий грохот. Я, хотя находился за дверью, воочию увидел, как 2 змея, огненный и грозовой, столкнулись, и взорвались, породив волну огня, что была связана дуговыми разрядами. Все металлические части покрылись странным синеватым сиянием, сияние отбросило меня от двери. В этой части сна были потрясающие спецэффекты.
Вскрыли дверь. Незнакомые люди в незнакомой форме. Оказалось, туннель был недоступен 127 лет. Всё в нём словно было покрыто энергетическим полем, предохраняющим от тлетворного влияния времени. И только теперь это поле спало и старый приказ о вызволении агентов был выполнен. Императрица погибла, оставив после себя приемника - впервые в истории это был мужчина. Я помню его, генерал, обыкновенно носивший рыжевато-коричневый костюм и с длинными обвисшими усами. За век с четвертью Восточная империя победила всех своих врагов, внезапно ударившаяся в оборонц и исследования электричества, создав новейшие типы электродвижетелей и даже электрооружия, средства радиолокации и другие технические средства, позволившие небольшому флоту уничтожать во много превосходящие силы. Все континенты связал проволочный телеграф и новая, последняя Империя избавилась от недуга, из-за которого пали прошлые империи: невозможности быстро отдавать приказы и получать информацию из дальних колоний.
Я сходил в душ и в раздевалке на шкафчике увидел шкуру своей лисы. Голова лисы была наверху и смотрела на меня совершенно живыми глазами. Я удивлённо спросил, что это значит. Ведь лиса должна была умереть много лет назад, а не один такседермист не мог знать взгляда моей подруги. Оказалось, что лиса странным и невероятным образом сплющилась и была похожа на большой серебристый плед. Мне это сообшили в тот момент, когда я набросил шкуру на плечи и хотел завязать её под горлом с помощью передних лап. Лапы выскользнули у меня из руки и шкура словно бы обтекла меня со боков, заключив таким образом в подобие то ли мехового плаща, то ли крепких объятий. Шкура была тяжёлой. Мне пояснили, что лиса нагуляла брюхо и потому так тяжёла. И я уносился вдаль на монорельсовой дороге. Солнце садилось и золотило лес внизу. Мир был прекрасен, а мне было тепло. Всё было чудесно. Я проснулся.
Надо сказать, что метаморфозы, произошедшие с лисой, остались мне непонятными. Скорее всего это какая-то магия.

Комментариев нет:

Отправить комментарий